Henschel Hs-123

Пикирующий бомбардировщик

Вслед за Heinkel He-50а, который хоть и был весьма удачным, но рассматривался в качестве «переходного» самолёта, Технический департамент RLM приступил к следующей фазе программы пикирующего бомбардировщика. Техническое задание, выданное в 1934 году, не содержало каких-либо фантастических требований, скорее наоборот, предстояло создать просто и надежный одноместный биплан.

За реализацию этой идеи взялись фирмы Henshel и Arado, представившие в начале 1935 года прототипы Hs-123V-1 и Ar-98V-1. Явным фаворитом сразу стал бомбардировщик фирмы Henschel, хотя и он не был лишен недостатков. Самолёт представлял собой одностоечный биплан с крыльями равного размаха, обтекаемым коротким фюзеляжем с однокилевым оперением и неубираемым шасси с обтекателями на основных стойках и колесах. При этом, верхнее крыло имело два лонжерона, а нижнее – только один. Кабина пилота защищалась только плексигласовым козырьком и небольшим заголовником на случай капотирования. Опытный образец оснащался радиальным двигателем ВМW-132А-3 мощностью 650 л.с., трехлопастным винтом постоянного шага и капотом типа NACA.

Официальная демонстрация He-123V-1, состоявшаяся 8-го мая 1935 года, произвела хорошее впечатление на командование Luftwaffe, что позволило не только ускорить работы по следующим прототипам, но и вести разговор о начале серийного производства. Второй опытный образец Нs-123V-2 (D-ILUA) отличался капотом меньшего диаметра с 18 небольшими обтекателями над головками цилиндров, а V3 (D-IKOU), помимо прочего, получил двухлопастный винт изменяемого шага Hamilton-Standart и два синхронных пулемета MG-17, установленных на фюзеляже. В процессе испытаний в Рехлине два самолёта разрушились прямо в воздухе при попытке пикирования под большими углами. Расследование катастроф привело к выводу о необходимости усиления центроплана бипланной коробки крыльев, что и было сделано в конце лета 1935 года на прототипе Нs-123V-4 (D-IZXY). Кроме того, проволочные расчалки стабилизатора были заменены подкосами, что в сумме позволило производить вывод самолёта из пикирования под углом более 80° с различных высот. Самолёт мог нести одну 250-кг бомбу под фюзеляжем и четыре 50-кг бомбы под нижним крылом. Вместо бомбы крупного калибра можно было подвесить топливный бак, что на практике применялось гораздо чаще. Испытания улучшенного образца, по сути, являвшегося эталоном для серии, окончательно убедили руководство RLM и Luftwaffe в необходимости иметь на вооружении именно такой самолёт, что в итоге привело к заключению контракта на серийное производство.

Бомбардировщик постоянно совершенствовался и в 1936 году на испытания поступили опытные образцы Нs-123V-5 (D-INRA) и Hs-123V6 (D-IHDI), которые рассматривались как прототипы для модификаций Hs-123B и Hs-123C соответственно. Первый из них отличался мотором ВМW-132К взлетной мощностью 960 л.с. с трехлопастным винтом изменяемого шага под удлиненным капотом, в то время как второй позиционировался в качестве штурмовика с дополнительными двумя пулеметами MG-17 на нижнем крыле, бронезаголовником и сдвижным фонарем кабины. Эти самолёты до стадии серийного производства довести не успели, поскольку уже был налажен выпуск более тяжелого Ju-87B. Впрочем, сдвижной фонарь кабины пилотов впоследствии использовался на более поздних Hs-123A-1, а опыт установки подкрыльевых пулеметов положительно сказался при монтаже 20-мм пушек MG-FF, что было сделано несколькими годами позже.

 

Сборка пикировщиков была налажена на предприятиях фирмы Henschel в Шенефельде и Йоханништале. После выпуска небольшой установочной серии Hs-123A-0 в производства пошла модификация Hs-123A-1, оснащаемая мотором ВМW-132Dс с непосредственным впрыском топлива, и летом 1935 года первые самолёты поступили на вооружение Luftwaffe. До осени новыми бомбардировщиками укомплектовали группы I/162, I/165, St.Gr.I/162 и St.Gr.II/162.

По состоянию на апрель 1937 года новыми самолётами пополнили I/165 и II/165, после чего Hs-123A-1 были введены в состав штурмовых групп SFG.10 и SFG.50. Однако, дальнейшего расширения не последовало и осенью 1938 года поступил приказ прекратить производство пикировщиков-бипланов, вместо которых во все большем количестве начали поступать Ju-87B. В общей сложности, до октября 1938 года включительно, было построено около 250 серийных самолётов.

После расформирования штурмовых групп большая часть Hs-123A была отправлена в лётные школы и только самолёты из SFG.10 поступили в состав II(Schlacht)/LG.2, где их также использовали преимущественно для учебных целей. К сентябрю 1939 года это была единственная группа (в составе 4-й, 5-й, 6-й эскадрильи и штаба), на вооружении которой ещё оставались Hs-123A, но дальнейшие события показали, что этот пикировщик ещё рано списывать со счетов.

 

Для проверки боеспособности Hs-123A-1 пять серийных самолётов в декабре 1936 года отправили в Испанию, где они проявили себя с самоё лучшей стороны. Несмотря на то, что боевых вылетов пикировщики выполнили относительно немного, общее впечатление было более чем положительное. Испанцы дали этим самолётам название «Angelito». Успешный дебют привел к тому, что в 1938 году франкистам продали ещё 16 самолётов, которые вместе с оставшимися машинами из легиона «Kondor» составили Grupo 24. До завершения гражданской войны сохранилось 14 Hs-123A-1, служившие затем в составе Ejercito del Aire (ВВС Испании) до 1945 года. После этого самолёты перевели в разряд учебных, присвоив им обозначение BV.1 и окончательно сняв с эксплуатации только в 1953 году.

 

Настоящим триумфом для Hs-123A стала кампания против Польши в сентябре 1939 года. В условиях минимального противодействия со стороны ПВО и редких встреч с польскими истребителями эти машины показали высокую эффективность. В ходе боевого применения обнаружилось, что в ряде случаев наибольший эффект даёт не только комбинированное использование бомб и пулеметов, но и сам звук, издаваемый двигателем самолёта на пикировании. По официальным данным, безвозвратные потери среди пикировщиков-бипланов составили всего 3 самолёта. Не ожидав такого успеха командование Luftwaffe решило не снимать Hs-123A с вооружения, а усилить группу II(Schlacht)/LG.2, подготовив её для кампании на Западном фронте.

На утро 10-го мая 1940 года группа, входившая в состав в VIII воздушного корпуса II воздушного флота, имела на вооружении 50 пикировщиков, из которых 45 считались боеспособными. Самолёты действовали над Бельгией, оказывая поддержку наземным силам 6-й армии, обходившим французскую «линию Мажино» через территорию этой страны. В первый же день пикировщики нанесли несколько ударов по позициям французских и бельгийских войск в районе канала Альберта, не дав противнику взорвать несколько ключевых мостов. Спустя сутки пикировщики включили в состав III воздушного флота, поставив их экипажам задачу оказать поддержку танковой группе Клейста, наступавшей через Люксембург и Арденны. В период с 13 по 20 мая II(Schlacht)/LG.2 обеспечила разгром двух французских дивизий близ Диле, после чего пикировщики участвовали в поддержке форсирования Мaaса и битве у Седана. Начиная с 21 мая и практически до самого перемирия Hs-123A действовали совместно с XIX танковым корпусом Гудериана, продвигаясь в западном направлении. Пикировщики в очередной раз зарекомендовали себя с самой лучшей стороны, отлетав всю кампанию с минимальными потерями.

Вернувшись в Германию группа LG.2 приступила к полному переоснащению на истребители-бомбардировщики Bf.109E, поскольку VII воздушный корпус готовился к налётам на Великобританию. Тем не менее, II(Schlacht)/LG.2 была привлечена для участия в Балканской кампании 1941 года. Пикировщики поддерживали наступление немецких войск через территорию Сербии и Македонии, а с 26-го апреля эскадрилья оснащенная Hs-123A приступила к нанесению штурмовых ударов по целям в Греции. По состоянию на первые числа мая группа базировалась на аэродроме Малаои, что в 150 км к юго-западу от Афин, где она оставалась до завершения боевых действий на этом участке фронта.

 

К середине июня 1941 года в состав всё той же группы II(Schlacht)/LG.2 входило 22 Hs-123A и 38 Bf.109E. В первый день войны против СССР пикировщики боевых потерь не понесли (по крайней мере, так утверждает официальная статистика Luftwaffe), однако по небоевым причинам три самолёта получили повреждения до 60%. Сведения о месте их боевого применения несколько расходятся, поскольку в большинстве источников указывается только Ленинградское направление, что не совсем верно. На самом деле, с 22 июня по 24 июля 1941 года группа действовала на направлении Белосток – Минск – Витебск, и только в августе она была переброшена на аэродром Спасская под Новгородом.

В период с октября 1941 по январь 1942 года II(Schlacht)/LG.2 приняла посильное участие в боях на Ржевском направлении, хотя эффективность штурмовых ударов была уже не та, да и количество боеспособных пикировщиков постоянно шло на убыль. Именно тогда подтвердилось, что Hs-123A являются одними из немногих самолётов, способных действовать в условиях русского климата, особенно в период осенней распутицы.

Тем не менее, LG.2 была возвращена в Германию и расформирована, а вместо неё были созданы эскадры 1./Sch.G.1 в Верле и 8./Sch.G.1 в Липпштадте. В свою очередь, весной 1942 года, 1./Sch.G.1 послужила основой для развертывания группы I/Sch.G.1 четырехэскадрильного состава, почти полностью оснащенной Hs-123A. После ряда «перестановок» к маю 1942 года две группы штурмовой эскадры Sch.G.1 имели на вооружение как старые самолёты (Нs-123A и Bf-109E), так и абсолютно новые штурмовики Hs-129B. К этому времени часть пикировщиков получила на вооружение две 20-мм пушки MG-FF в установках под крылом вместо бомб. Кроме того, предусматривалась возможность подвески контейнеров для мелких бомб. Ещё одной «модернизацией» стал отказ от обтекателей, постоянно забивавшихся грязью.

В середине 1943 года пикировщики из Sch.G.1 непродолжительное время базировались в Крыму, но уже в июне они были переброшены под Белгород. Участие Hs-123A в операции «Цитадель», где старые пикировщики применялись очень активно, надо отметить особым образом. Например, в течении 5-го июля пикировщики из Sch.G.1 выполнили несколько десятков боевых вылетов, нанеся существенный урон оборонявшимся советским войскам и потеряв при этом только один самолёт. По всей видимости, последний эпизод массированного применения Hs-123A имел место 16-го июля 1943 года. Из рапорта командира эскадрильи Н.Архипова следует, что в районе сёл Праворот — Малое Яблонево — Новосёловка ими была встречена группа из 20 Hs-123, 4 Bf.109 и 2 FW-190. В хаотичном бою немецкая группа развалилась, что позволило советским истребителям сбить пять пикировщиков и два «мессера». Впрочем, немецкие официальные источники факт столь значительных потерь не подтверждают.

В составе Sch.G.1 использование Hs-123A продолжалось вплоть до октября 1943 года, когда штурмовая группа была переформирована и получила обозначение II/SG.2. Относительно их боевых потерь точной информации найти не удалось, однако к лета 1944 года практически все Hs-123A исчезли с Восточного фронта.

 

Единственной страной, которая получила Hs-123A-1 по официальному контракту, стал гоминьдановский Китай. Действия японских пикирующих бомбардировщиков типа D1A1 произвели на китайцев сильное впечатление, но беда была в том, что в Китае с тактикой их использования никто толком знаком не был, да и с Не-66 история вышла печальная. В отчаянной попытке наверстать упущенное правительство Гоминьдана снова обратилось к Германии с просьбой продать самый хороший немецкий пикировщик. Немцы, недолго думая, предложили Hs-123A-1. Как мы уже знаем, дело было в том, что на 1939-1940 гг. планировалось перевооружение штурмовых полков с бомбардировщиков-бипланов на более современные монопланы Junkers Ju-87B, и недавно освоеныые Hs-123A оставались, таким образом, не у дел.

В начале 1938 года был подписан договор о покупке 12 (по другим данным — 10) пикировщиков, которые были поставлены прямо из частей Luftwaffe. Зная отношение немцев к своей технике можно сделать вывод, что все самолёты прибыли в исправном состоянии. Войдя в состав 15-й эскадрильи Hs-123A приняли непродолжительное участие в летних боях 1938-го года. Об их боевом применении известно совсем мало. Например, 28-го июня группа из пяти самолётов участвовала в налете на японцев — о результатах вылета ничего не сообщается. Затем, 2-го июля, тройка Hs-123A, с двенадцатью 50-кг бомбами, снова пыталась отбомбиться по вражеским войскам. В тот же день другая пятерка пикировщиков повредила японский эсминец, а 3-го июля в воздух поднялись четыре машины с шестнадцатью 50-кг бомбами — и опять итоги боевой работы остались неизвестными.

По всей видимости, потери среди Hs-123A были не слишком большими, так как существует утверждение, что «вскоре из-за своих устаревших ТТХ самолёты перевели в разряд учебных». Насчет «устаревших» можно конечно поспорить, ведь китайцы с успехом дрались на более старых бипланах Curtiss «Hawk II» вплоть до их полной замены в 1940 г. По таким показателям, как скорость и маневренность, оба самолёта стояли примерно на одном уровне, разве что американские самолёты были намного лучше освоены летным составом, а это уже совершенно иной разговор. Как бы там ни было, но в операциях 1939 года Hs-123A-1 участия не принимали. Причиной тому скорее всего, стала банальная нехватка запчастей и низкая квалификация технического персонала.

Тактико-технические данные пикирующего бомбардировщика Henschel Hs-123A-1 :

Длина – 8,3 м
Размах крыла – 10,5 м
Площадь крыла – 24,8 м.кв.
Высота — 3,30 м
Вес пустого – 1500 кг
Вес взлётный – 2220 кг
Скорость максимальная – 340 км\ч на высоте 1200 м
Скорость крейсерская – 300 км\ч
Скороподъёмность (время набора высоты) – 15 м\с
Дальность – 855 км
Потолок – 9000 метров
Экипаж — 1 человек
Двигатель – один радиальный BMW-132Dc, 9-цилиндровый, воздушного охлаждения, взлетной мощностью 880 л.с. и 870 л.с. на высоте 2500 метров
Вооружение — два 7,9-мм пулемета МG-17
Бомбовая нагрузка — две 50 кг бомбы, или два контейнера с 92 2-кг бомбами, или две 20-мм пушки МG-FF на подкрыльевых держателях