Junkers K43

Разведчик-бомбардировщик

Несомненный успех гражданского самолёта W34 породил вполне естественное желание создать на его основе модификацию для военного использования. Этим, в 1930 г., и занялись инженеры фирмы Junkers. Конструкцию лайнера подвергли минимальным изменениям, главные из которых сводились к установке на “хребте” фюзеляжа двух открытых пулеметных турелей, бомбодержателей и различного военного оборудования. В первоначальном варианте предусматривалась ещё нижняя (“кинжальная”) пулеметная установка, но на большинстве серийных самолётах от неё отказались. Несмотря на то, что гражданский W34 поднимала до 1000 кг полезной нагрузки, его бомбардировочная версия могла переводить до 400 кг бомб.

Здесь необходимо отметить, что главный инженер Гуго Юнкерс, являясь по существу пацифистом, не горел желанием переделывать свой лайнер в бомбардировщик, поэтому самолёт К43 создавался как средство финансово поддержать компанию Junkers в годы Великой Депрессии. Надо сказать, что “нежеланное” детище профессора Юнкерса оказалось коммерчески успешным проектом. Чтобы не вызывать лишних подозрений со стороны Великобритании и Франции, постройку К43 перенесли в Швецию на предприятие AB Flugindustri в Лимхамне, которая осуществляла постройку самолётов по немецкой лицензии. Одно из главных преимущество К43 заключалось в том, что при желании его можно было легко приспособить для перевозки пассажиров и грузов.

Основным заказчиком нового бомбардировщика стали Luftwaffe, правда здесь К43 надолго не задержались. Уже с середины 1930-х гг. их начали выводить из бомбардировочных эскадрилий, заменяя их более скоростными машинами. Ещё несколько лет они служили в качестве военно-транспортных и к 1943 г. их полностью списали. Остальные заказы распределись среди небольших стран, не имевших возможности закупать дорогие современные самолёты.

 

В 1928 г. по португальскому контракту был продан один W34L. Он получил имя “Monteiro Tomes” и служил до 1935 г. Морская авиация Португалии получила в 1932 г. пять K43fy (на поплавковом шасси), их эксплуатация началась в 1933 г. и продолжалась до 1941 г. включительно. Это были самолёты с серийными номерами 2717, 2718 и 2728-2730, которыми соответственно присвоили бортовые номера от 56 до 60. Служба португальских самолётов протекла без особых инцидентов, поскольку основной задачей К43fy было рутинное патрулирование морских границ.

 

Повоевать по-настоящему довелось финским “юнкерсам”. В 1930 г. финская закупочная комиссия заключила договор на поставку из Германии одного W34fa и шести K43fa. Гражданский W34 прилетел уже 30 сентября, а 9 апреля 1931 г. из Швеции прибыли остальные шесть К43. До начала Зимней войны они совершали как патрульные, так и транспортные полёты. На 30 ноября 1939 г. в составе LeLv 16 (16-й эскадрильи 1-го авиаполка) имелось пять K43fa и девять VL R.29 “Ripon”IIF. За весь период боевых действий эскадрилья выполнила всего 13 боевых вылетов и потеряла три “юнкерса”. Из них только один был сбит советскими истребителями, а остальные два потеряли в результате лётных происшествий. К 1 марта 1940 г. в эксплуатации остался всего один самолёт К43fa. После переформирования часть самолётов отремонтировали и ввели в состав LeLv 15. По крайней мере, в начале лета 1941 г. эта эскадрилья располагала тремя “юнкерсами” (иногда указывается, что это были W34 в варианте патрульного гидросамолёта), тремя Heinkel He-115 и один “Ripon”. Основную работу по патрулированию Ботнического залива выполняли “хенкели”, в то время как К43 оставались на вторых ролях. Все финские “юнкерсы” в итоге были списаны до 1945 г.

Совсем немного известно о К43, поставленных в Колумбию. Партия из шести самолётов поступила в 1933 г. и была включена в состав колумбийских ВВС. Как легкие бомбардировщики К43 использовались до 1941 г. То же касается и чилийских К43, эксплуатация которых также продолжалась до 1941 г.

В составе ВВС Аргентины К43 появились в начале 1930-х гг. Заказ на семь самолётов К43 был выполнен в 1932 г. и в следующем году они поступили в эксплуатацию. Аргентинские самолёты оснащались американскими двигателями Wright “Cyclone” R-1820 (620 л.с.). В транспортно-пассажирском варианте самолёт (номера 105-109) мог перевозить 6 пассажиров или 1000 кг полезной нагрузки и держаться в воздухе до 4-х часов. Тем не менее, семь К43 использовались как лёгкие бомбардировщики. Только два самолёта нашли себе более мирное применение. Машина с номером “103” была переделана в санитарный вариант: в салоне могли размещаться трое носилок с ранеными и медицинский персонал. Другой “юнкерс”, с номером “104” использовали исключительно как транспортный. Военная карьера К43 закончилась в 1938 г., когда им на смену пришли более современные бомбардировщики, однако как военно-транспортные они продолжали летать вплоть до 1943 г. (по другим данным – до 1944 г.).

 

История с самолётами, проданными в Боливию, также окружена небольшой завесой тайны, поскольку некоторые моменты их приобретения и дальнейшего использования до сих пор не ясны. Согласно наиболее правдоподобной версии боливийское правительство, втянувшее в 1932 г. страну в изнурительную войну с Парагваем, очень скоро пришло к выводу, что без авиации наземные войска одержат победу не скоро. Впервые информация о намерении закупить бомбардировщики К43 встречается в отчете представителя фирмы Curtiss, который в 1932 г. рапортовал о желании боливийцев отказаться от трёх истребителей-бомбардировщиков “Falcon”, чтобы вместо них приобрести немецкие самолёты. Формально К43 планировали передать авиакомпании LAB (Lloyd Aero Boliviano), но, как это часто бывает, самолёты должны были заниматься далеко не мирной перевозкой пассажиров. Закупка К43 была осуществлена через Бразилию, где действовала колумбийско-немецкая компания SCADAT, поставившая заказанные самолёты. На весь процесс оформления договора, доставки и сборки самолётов ушло не менее года, поэтому три прибывших в Боливию в 1934 г. К43 тотчас отправили на фронт, где их включили в состав эскадрильи “Punta de Alas”. В отличии от остальных данная боевая часть целиком состояла из самолётов, ранее принадлежавших LAB, и занималась доставкой различных грузов и перевозкой раненых. Летавшие совместно с ними транспортные W34 имели номера 101-103, поэтому можно предположить, что К43 присвоили номера 104-106. К началу их эксплуатации самолёты фактически соответствовали своим аналогам для Luftwaffe. В варианте бомбардировщика К43 оснащался четырьмя внешними бомбодержателями для подвески 50-кг или 100-кг бомб (некоторые источники утверждают, что К43 мог нести три 400-кг бомбы), стрелковое вооружение состояло из одного оборонительного 7,92-мм пулемета и одного синхронного пулемета такого же калибра, установленного по всей видимости в носовой части фюзеляжа. Внешне боливийские самолёты отличались только иным расположением радиоантенн и меньшей площадью остекления боковых окон.

В ходе завершающихся боевых действий от противодействия противника был потерян только один К43, в то время как два оставшихся бомбардировщика в 1935 г. были переделаны в пассажирские лайнеры. Если учитывать факт ужасающих климатических условий, неподготовленные аэродромы, нехватку запчастей и низкую квалификацию наземного персонала самолёты К43 можно признать одним из лучших бомбардировщиков той войны. Конечно, он уступал в пилотажных показателях тому же Curtiss “Falcon” или Potez 25, но по массе бомбовой нагрузки и выносливости немецкой машине не было равных. Что касается дальнейшей судьбы К43, то об этом точной информации не сохранилось. Вероятнее всего их списали в начале 1940-х гг., когда технический ресурс этих самолётов был полностью исчерпан.

Тактико-технические данные бомбардировщика Junkers K43:

Длина – 10,25 м
Размах крыла – 17,75 м
Площадь крыла — 44,00 м.кв.
Высота — 3,20 м
Вес пустого – 1710 кг
Вес взлетный – 3200 кг
Скорость максимальная – 215 км\ч
Скорость крейсерская – 180 км\ч
Дальность – около 800 км
Продолжительность полёта – до 4 часов
Двигатель – один радиальный BWM «Hornet» мощностью 525 л.с.
Экипаж – 4 человека
Вооружение – один-два 7,92-мм пулемета
Нагрузка – до 400 кг бомб