Douglas HAVOC Тяжелый ночной истребитель

Разработчик: Douglas
Страна: Великобритания, США
Первый полет: 1941
Тип: Тяжелый ночной истребитель

Прибывшие в Англию DB-7 французского заказа с моторами R-1830-S3C4-G, названные «Бостон» II, использовать как бомбардировщики тоже не захотели. Рассказывает wofmd.com Сочли, что бомбовая нагрузка и дальность полета маловаты, чтобы с баз в Южной Англии бомбить Германию. Однако этим самолетам нашли другое применение. Их решили переделать в тяжелые ночные истребители.

Имевшиеся тогда у англичан бортовые РЛС были довольно тяжелыми и громоздкими. Кроме того, они были непросты в эксплуатации, для работы с ними обязательно требовался второй член экипажа. Поэтому все одноместные истребители отметались и ставили это оборудование в основном на двухмоторные машины с экипажем из двух или более человек. Однако самолет должен был быть достаточно быстроходным и маневренным, чтобы перехватить вражеский бомбардировщик и вести с ним бой. «Бостон» этим условиям удовлетворял.

Для отличия от бомбардировщиков ночные истребители получили собственное обозначение — «Havoc» (Хэвок», альтернативно предлагались «Мунфайтер» и «Рейнджер»). Первый его вариант именовался «Хэвок» I. Нос фюзеляжа с кабиной штурмана отрезали и заменяли неостекленным отсеком с восемью 7,69-мм пулеметами «Браунинг» и радиолокатором. Антенны РЛС AI Mk.IV (на некоторых машинах смонтировали более совершенные AI Mk.V) стояли на кончике носа (стреловидная передающая), на бортах под кабиной и на крыльях (Т-образные приемные). Оборонительного вооружения такие «Хэвоки» не имели. Членов экипажа было двое — пилот и оператор РЛС. Бомб эти самолеты не несли.

Существовал и другой вариант «Хэвока» I, так называемый «интрадер». Это было официальным названием — «Хэвок» I (Интрадер). Сначала, правда, он именовался «Хэвок» IV. Если назначение первой модификации было чисто оборонительным, то «интрадеры» выполняли наступательные функции — по ночам терроризировали аэродромы немцев у Ла-Манша, атакуя вражеские самолеты и в небе, и на земле. В этом случае переделки базового самолета были минимальны. Остекление носа сохранялось, так же как и место штурмана и бомбовое вооружение (под максимальную нагрузку 1100 кг). Четыре пулемета «Браунинг» монтировались в носу и один (по некоторым источникам — два) «Виккерс К» в кабине стрелка-радиста. На выхлопные патрубки моторов надевали пламегасители. По своей тактике «интрадеры» были сходны с действовавшими у нас в Авиации дальнего действия ночными охотниками-блокировщиками. Задача ставилась та же: парализовать аэродромы противника.

Блокировщик появлялся над летным полем, обстреливал взлетающие и садящиеся самолеты, стоянки, ангары и аэродромную технику; время от времени он сбрасывал бомбы, обычно осколочные небольшого калибра.

Еще одним вариантом «Хэвока» являлся «Турбинлайт» — летающий прожектор. Идею подал уинг-коммандер У. Хельмор. На этом самолете в носовую часть фюзеляжа поместили мощный импульсный прожектор, дававший вспышку в 2700 миллионов свечей. Прожектор и блок питания для него изготовило английское отделение «Дженерал электрик». Интересно, что стекло, через которое он светил, сделали плоским, без какого-либо аэродинамического обтекателя. Но даже это не смогло повредить пилотажным качествам машины. Аккумуляторы прожекторной станции заняли весь бомбоотсек. Поиск цели производился с помощью бортового радиолокатора. Две стреловидные передающие антенны стояли по бокам окна прожектора, а приемные — как у первого варианта «Хэвока», на бортах фюзеляжа и крыле. Оператор РЛС сидел в задней кабине.

«Турбинлайт» вооружения не нес и всегда работал совместно с истребителем. Найдя цель с помощью радиолокатора, он приближался к вражескому самолету (на дистанцию 250 м или меньше) и освещал его, показывая напарнику. Истребитель должен был обстрелять врага и постараться сбить.

Существовал и еще один вариант «Хэвока», который часто называют «Пандора». Помни те легенду о ящике Пандоры, из которого лезла всякая жуть? Из бомбоотсека «Пандоры» сыпались авиационные мины заграждения. Официально они назывались LAM (Long Aerial Mine, то есть «длинная воздушная мина»). Мина и вправду была длинная: ее основной частью являлись 610 м рояльной проволоки. «Пандора» работала как воздушный заградитель, выставляя на пути соединения вражеских бомбардировщиков своеобразный забор. Мины медленно спускались на парашютах. Под парашютом располагался боевой заряд, затем шла проволока, на которой в самом низу висел контейнер с еще одним парашютом. Если на мину наталкивался самолет, то от удара о проволоку срабатывал замок, и верхний парашют отрывался. Зато раскрывался парашют внизу. Самолет тащил проволоку за собой; нижний парашют постепенно вытягивал ее вниз, пока заряд не ударялся о крыло и не происходил взрыв.

Эту систему начали разрабатывать еще до войны для борьбы с соединениями бомбардировщиков, идущих в плотном строю. Мины позволили бы дезорганизовать строй и нарушить огневое взаимодействие самолетов, после чего за дело должны были приняться истребители.

Мина LAM упаковывалась в цилиндрический контейнер, весивший меньше 7 кг. Контейнеры размещались в кассетах в бомбоот-секе заградителя. При сбросе тонкий фал выдергивал верхний парашют и ставил взрыватель заряда на боевой взвод.

В Советском Союзе тоже опробовали подобные устройства, предложенные B.C. Вахмистровым. Правда, у нас парашюты были не шелковые, а хлопчатобумажные, а вместо рояльной проволоки использовалась бечевка.

«Пандору» сначала монтировали на транспортных самолетах «Хэрроу». Грузоподъемность у них была подходящая, но транспортник был слишком тихоходен и имел недостаточную скороподъемность. Это уменьшало мобильность — группа заградителей могла не успеть прибыть в заданный район. У «Хэвока» бомбовая нагрузка была поменьше, зато со скоростью все в порядке, да и в потолке он тоже выигрывал и был способен выставить заграждение с больших высот. На самолеты установили пламегасители и кассеты для мин. Сначала доработанные таким образом бомбардировщики именовались «Хэвок» III, затем «Хэвок» I (Пандора) и, наконец, «Хэвок» I (LAM).

Зимой 1940-41 годов мастерские в городке Бартонвуд приступили к переделке поступавших из США DB-7 в «Хэвоки» разных вариантов. Через несколько месяцев через мастерские прошла уже примерно сотня машин. Всего в «Хэвок» I первых двух типов (ночной истребитель и блокировщик) переделали 181 бомбардировщик, в том числе несколько «Бостонов» I. «Турбинлайтов» сделали гораздо меньше — 31 машину. Еще меньше появилось «Пандор» — всего два десятка.

Первые «Хэвоки» I в комплектации ночного истребителя (у них в скобках так и писали «найт файтер» — «ночной истребитель») получила 7 апреля 1941 г. 85-я эскадрилья. За ней эти машины получили также 25-я и 600-я эскадрильи. К этому времени массированные налеты немецкой авиации на города Англии уже прекратились. Про какие-то существенные успехи «Хэвоков» ничего не известно. Часть этих самолетов далее переделали в «Турбинлайты».

«Интрадеры» действовали более активно. С начала 1941 г. на них летала 23-я эскадрилья, а затем еще 605-я. Их основными целями являлись аэродромы по ту сторону Ла-Манша. Работали «охотники» в одиночку. Обычно такой самолет пристраивался к группе вражеских бомбардировщиков, возвращающихся с задания. Они вели его к своему аэродрому. После включения посадочных огней начиналось представление со стрельбой и взрывами. Бывало и так, что «интрадер» изображал отставший от группы самолет, выпускал над вражеским аэродромом наобум сигнальные ракеты и включал навигационные огни. Если уловка удавалась, ему указывали взлетную полосу и даже иногда подсвечивали ее прожектором. Далее — как и в предыдущей ситуации.

Самым эффективным был заход на бомбометание в момент посадки вражеских самолетов. При этом не только удавалось уничтожить сколько-то самолетов на земле, но и вызвать панику у зенитчиков, которые начинали палить по всем машинам, находящимся в воздухе, в том числе и своим. Бывали даже случаи, когда после нескольких таких рейдов подряд немцы открывали огонь по собственным самолетам, подозревая в них английских блокировщиков.

Первый отряд «Турбинлайтов», именовавшийся Частью подсветки воздушных целей, а затем 1422-м отрядом, сформировали в Хестоне в мае 1941 г. Он занимался выработкой тактики боевого применения «летающих прожекторов». «Турбинлайт» летал вместе с одним или двумя «Харрикейнами».

К декабрю того же года появились еще девять (по другим данным — десять) подобных отрядов. Фактически это были звенья — по три машины в каждом. Но реальность боевой практики разошлась с теоретическими выкладками. Истребители зачастую не могли найти в ночном небе сам «Турбинлайт», им не помогала даже помощь офицеров наведения с земли, ибо на «Харрикейне» не имелось никаких навигационных средств посерьезнее, чем обычный магнитный компас. А искать «Турбинлайт» приходилось постоянно, поскольку он принадлежал другой части и стартовал с другого аэродрома. Даже белые полосы вдоль задней кромки крыльев, ярко выделяющиеся на черном фоне, не помогали.

В сентябре 1942 г. ситуацию попробовали изменить, объединив «прожектора» и истребители. Из прежних отрядов сделали эскадрильи: в каждой — отряд «Турбинлайтов» и отряд «Харрикейнов». Но к этому времени Королевские ВВС начали получать новые двухмоторные ночные истребители «Бо-файтер» и «Москито», которые могли сами и искать, и стрелять. В январе 1943 г. «прожекторные» эскадрильи распустили.

«Пандоры» начали заменять неуклюжие «Хэрроу» в 93-й эскадрилье в марте 1941 г. До конца июля они совершили 112 вылетов, в 59 случаях они пытались по данным наземных РЛС перехватить группы вражеских бомбардировщиков. Но только в 16 из них действительно выставлялись заграждения. Мины сбрасывали с интервалом около 50 м. Но только один немецкий самолет подорвался на воздушных минах; уничтожение еще трех машин относят к категории «вероятных» — отметки просто исчезли с экрана радиолокатора. Единственная достоверная победа была одержана сержантом Рэем 1 мая 1941 г. В октябре того же года боевые вылеты прекратили, а месяц спустя эскадрилью расформировали. Ее самолеты переделали в обычные «Хэвоки».

В дело пошли и бывшие французские DB-7А. Их переделывали в ночные истребители «Хэвок» II. На них устанавливали новую носовую часть, изготовленную фирмой «Мартин-Бейкер», более длинную и заостренную и вмещавшую уже 12 пулеметов все того же калибра 7,69 мм. Это дало значительный прирост секундного залпа. Чтобы разместить боезапас для всех пулеметов, спроектировали патронные ящики оригинальной конструкции. Всего в Бартонвуде изготовили около 80 таких машин, часть из которых позже переделали в «Турбинлайты». На одном самолете смонтировали полноразмерный макет турели «Боултон-Пол» с четырьмя пулеметами. Возможно, таким образом хотели получить ночной «турельный истребитель», который мог бы вести огонь по вражеским самолетам, летя с ними параллельным курсом. Но этим все и ограничилось, видимо, эксперимент оказался неудачным.

«Хэвоки» не снискали больших лавров в ПВО. Когда Королевские ВВС в середине 1943 г. получили достаточное количество ночных истребителей «Бофайтер» и «Москито», их отправили в учебные части или стали использовать как связные машины или буксировщики мишеней. Часть их передали американским частям в Англии. Например, 386-я бомбардировочная группа в Бокстеде стала обладательницей двух бывших «Турбинлайтов».

Модификация   Havok Mk.I
Размах крыла, м   18.67
Длина, м   14.32
Высота, м   4.83
Площадь крыла, м2   43.17
Масса, кг  
  пустого самолета   5171
  максимальная взлетная   8637
Тип двигателя   2 ПД Wright R-1830-S3C-4G
Мощность, л.с.   2 х 1100
Максимальная скорость , км/ч   475
Крейсерская скорость , км/ч   425
Практическая дальность, км   1603
Скороподъемность, м/мин   457
Практический потолок, м   7864
Экипаж, чел   2
Вооружение:   восемь передних 7.62-мм пулемета Browning