Британский средний танк А 41 Centurion

Подобно большинству танков своего времени, «Центурион» имел обычную компоновку. Передняя часть машины была разделена вдоль; отделение управления с местом водителя справа и боеукладка на 20 снарядов и 10-галлонный водяной бак слева. Рассказывает wofmd.com Боевое отделение с башней кругового вращения занимало центральную часть танка, командир и наводчик находились в башне справа от орудия, заряжающий — слева. В кормовой части танка народилось моторное отделение с двигателем «Метеор» и вспомогательным двигателем, топливными баками и воздухоочистителями. Позади моторного отделения находилась коробка передач «Merrit — Brown», вентиляторы охлаждения, радиаторы и рулевые тормоза, управляющие, расположенными сзади ведущими колёсами (звёздочками).

 

Доступ к месту водителя осуществлялся через двустворчатый подпружиненный люк в верхней плите корпуса. Органы управления включали, слева направо, педали сцепления, тормоза и газа, рукоять переключения передач в центре, рычаги управления механизмами поворота по обе стороны от места водителя и ручной тормоз, помещенный справа. Также справа от водителя находилась приборная панель и управление двигателем, а слева два углекислотных огнетушителя. Для обзора при закрытом люке водитель имел два перископа в крышках, хотя его обзор налево по ходу машины был ограничен. Управление движением танка осуществлялось двумя рычагами, которые изменяли относительные скорости гусениц. Если потянуть левый рычаг, скорость левой гусеницы уменьшалась, в то время как планетарные передачи увеличивали скорость правой гусеницы и заставляли машину повернуть налево. В зависимости от того, какая передача включена, коробка передач обеспечивала фиксированный радиус поворота тем меньше, чем ниже включённая передача. Центурион был также способен развернуться вокруг собственной оси на нейтральной передаче. Это было очень полезно для маневрирования в ограниченных пространствах. Всё управление обеспечивалось простыми механическими тягами без гидравлического усилителя. Хотя это увеличило надежность и упростило обслуживание, управление «Центурионом» требовало физических усилий и утомляло при движении на длинные расстояния или по пересечённой местности, где требовалось частое переключение передач.

 

В башне с механическим приводом находится пушка и спаренный с ней пулемёт, и размещены остальные члена экипажа. Командир размещается в башне справа сзади, над его местом установлена командирская башенка с круговым обзором и 10-кратным бинокулярным перископом для точного целеуказания. Впереди командира находится место наводчика и органы управления орудием спереди и справа. Главным вооружением «Центуриона Мк.3» была танковая пушка «Ordnance QF 20-pounder (83.4mm) Tk Mark 1», установленная в прямоугольной маске вместе со спаренным пулемётом «Besa» калибра .303 (7.92мм). 20-фунтовая пушка была многоцелевым орудием, предназначенным как для стрельбы высокоскоростными бронебойными снарядами для уничтожения бронетехники, так и для стрельбы среднескоростными фугасными снарядами (НЕ) по небронированным целям и огневым точкам. Возможна также стрельба картечью, дымовыми и практическими снарядами. «Центурион» был одним из первых танков с эффективным стабилизатором пушки, что позволяло ему вести огонь в движении. В сочетании с хорошо обученным наводчиком «Metrovick FVGCE No 1» был очень эффективен при обстреле площадных целей фугасными снарядами или пулемётным огнём. Он также позволял наводчику отслеживать точечную цель в движении и затем быстро обстрелять её с короткой остановки, избежав ответного огня.

 

Третий член экипажа в башне — заряжающий. Он находился слева от орудия. В его функции входило заряжание 20-фунтовой пушки и обслуживание спаренного пулемета — заправка лент и устранение любых отказов. Как будто это было недостаточно, он также работал на двух радиостанциях, расположенных в кормовой нише башни No 19 WT и No 38 AFV. Радиостанция No 19 также включала в себя селекторную связь для переговоров членов экипажа. «Центурион» нес 65 83,4мм боеприпасов различных типов, из которых десять было подготовленных для заряжания. Помимо спаренного 7.92мм пулемёта «Besa» Мк 3/1, заряжающий также обслуживал 2-дюймовую мортирку Мк 2 в крыше башни около его перископа. Это оружие стреляло фугасными, фосфорными и осветительными гранатами приблизительно на 300 ярдов. После военного опыта использования немцами «Панцерфаустов» оно была предназначена для обороны в ближнем бою от пехоты. Хотя это было эффективное оружие, об его казенную часть, торчащую внутри башни регулярно бились головой заряжающие, и мортирка никогда не была популярна. Весьма эффективным устройством маскировки танка были дымовые гранатомёты, смонтированные на каждой стороне башни перед вещными ящиками. Каждый пакет имел три пары пусковых труб, выстреливающих дымовые гранаты на расстояние 60 ярдов. Получавшаяся дымовая завеса позволяла танку отходить в укрытие.

 

Моторное отделение было отделено от башни противопожарной переборкой. На переборке устанавливалась система вентиляции башни, вспомогательная контрольная панель двигателя и боеукладка на два артвыстрела. На танк устанавливался V-образный 12-цилиндровый бензиновый двигатель с жидкостным охлаждением «Meteor Mk. 4B», развивающий мощность 650 л/с при 2250 об/мин. Несмотря на известную пожароопасность, выбор бензинового двигателя был определен установкой военных на получение возможно большего количества топлива из данного количества сырой нефти. Королевский Военно-морской флот потреблял в основном дизельное топливо; Королевские Военно-воздушные силы — высокооктановый авиационный бензин, армия выбрала бензин и лигроин. Однако бензиновый двигатель менее эффективен чем дизель и потребляет больше топлива. Следствием этого был основной недостаток «Центуриона» — крайне малый запас хода, приблизительно 50 миль. По пересечённой местности или в густых джунглях он был ещё меньше. В переднем левом углу моторного отделения был расположен вспомогательный 4-цилиндровый двигатель «Моррис». Он использовался для зарядки аккумуляторной батареи, обеспечивал вращение башни или работу радиостанции. Это был также жизненно необходимый источник энергии для кипятильника башне, который постоянно обеспечивал экипаж горячей водой для рюмки чая и разогревал пищу.

 

Мощность от главного двигателя передавалась через трёхдисковый главный фрикцион сухого трения «Borg and Back» на поперечно установленную коробку передач «Merritt-Brown» Z51R. Трансмиссия состояла из объединенного рулевого и тормозного механизма, который приводил во вращение две группы с ведущими колесами (звёздочками), установленными в кормовой части машины. Эта простая система обеспечила передачу максимальной мощности на звёздочки с избыточным вращающим моментом для увеличения подвижности по пересечённой местности. Танк имел шесть узлов подвески «Horstmann», по три с каждой стороны. Установленные вне корпуса, они более просты для обслуживания и замены при повреждении на минах, чем элементы торсионной подвески. В сочетании с ладьевидной формой корпуса, это дало большую защиту экипажа от противотанковых мин. Три съемных экрана с каждого борта обеспечили дополнительную защиту подвески и корпуса против ручного противотанкового оружия пехоты. Сильная и надежная комбинация двигателя «Метеор», коробки передач «Меррит-Браун» и подвески «Хорстман позволяла развивать максимальную скорость по дороге приблизительно 20 миль/ч (33 км/ч) и скорость по пересечённой местности 15 миль/ч (24 км/ч) без дискомфорта для экипажа.

 

К 1950 году производство «Центуриона Мк. 3» шло полным ходом приблизительно четыре в неделю; значительное число для такой сложной машины для разоренной войной британской промышленности. Танк производился на предприятиях «Royal Ordnance Factory Barnbow» в Лидсе и «Vickers Armstrong» в Элсвике около Ньюкасла-эпон-Тайн. Стоимость «Центуриона» в это время составляла приблизительно 38000 английских фунтов или 100000 долларов США. Служба танка в Британской Рейнской армии в оккупированной Германии обозначила необходимость множества незначительных усовершенствований, и в ходе производства «Центуриона Мк. 3» были внедрены почти 250 модификаций. Большой проблемой оставался неадекватный запас хода «Центуриона». Строевые части в Германии пробовали импровизировать с различными дополнительными топливными ёмкостями в кормовой части танка на подобие советских танков, но они не особенно удовлетворяли и, к тому же, были уязвимы при любых дорожных происшествиях.