Т-28


Разработчик: ВОАО под руководством С.Гинзбурга
Год начала работ: 1931
Год выпуска первого прототипа: 1932
Серийный производился в 1933-1940 гг., на вооружении оставался до 1944 г.

Танк Т-28 был принят на вооружение Красной Армии в августе 1933 года и выпускался на Кировском заводе в Ленинграде до 1940 года.Рассказывает wofmd.com Машины этого типа поступали на вооружение танковых бригад резерва Главного командования, предназначенных для усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укрепленных оборонительных полос. Особенностью Т-28 являлось наличие трех вращающихся башен с вооружением. В главной башне, расположенной в средней части, было смонтировано 76,2-мм орудие КТ-28 (или ПС-3) и два пулемета ДТ. Башня могла поворачиваться на 360 градусов, при этом мог использоваться электропривод. Перед главной башней располагались две малые башни с пулеметным вооружением. Каждая из этих башен могла вести огонь в секторе 220 градусов.

Несмотря на относительно большой вес, танк имел хорошую проходимость, обусловленную низким удельным давлением на грунт. Опорные катки малого диаметра закрывались экраном из бронелистов. Опыт использования танков в войне с Финляндией заставил усилить бронирование методом наложения дополнительных броневых листов на основную броню и перейти на выпуск машин с коническими башнями, обеспечивающими лучшую защиту от огня противника. База танка широко использовалась в опытных целях.

Так был выпущен:
— опытный образец с гидромеханической трансмиссией,
— с торсионной подвеской опорных катков,
— с колейным катковым тралом,
— мостовой танк
— и танк-электротральщик, обеспечивающий дистанционный подрыв мин с помощью электро­магнитного излучения.
Всего было выпущено свыше 500 (по другим данным — свыше 600) боевых машин этого типа.

Основные серийные модификации

  • Т-28-1 — предсерийный образец (1932). Вооружение: 45-мм пушка образца 1932 и три пулемёта ДТ.
  • Т-28 образца 1933 — первый серийный образец производства 1933-1934 гг. Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-28 и 4 пулемёта ДТ. Выпущена 41 машина.
  • Т-28 образца 1934 — основной серийный образец производства 1934-1938 гг. Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-28 и 4-5 пулемётов ДТ. Выпущено 266 машин.
  • Т-28 образца 1938 — основной серийный образец производства 1938-1940 гг. Вооружение: 76,2-мм пушка Л-10 и 5 пулемётов ДТ. Выпущена 131 машина.
  • Т-28 образца 1940 — с конической главной башней производства 1940 г. Вооружение: 76,2-мм пушка Л-10 и 5 пулемётов ДТ. Выпущено 13 экземпляров.
  •  Т-28Э — экранированный вариант Т-28. Экранировка ранее построенных машин производилась в 1940 г. Всего заэкранировано 111 машин.
  • Т-28А — «скоростной» Т-28. За счёт переконструирования бортового редуктора и коробки передач удалось поднять скорость танка до 56 км/ч по шоссе и 46 км/ч по рокаде. С июня по декабрь 1936 года в рамках серийного изготовления было изготовлено 52 машины. Дальнейшее производство танков этой модификации было свёрнуто ввиду планировавшегося принятия на вооружение Т-29.
  • Т-28А-2 — один из «скоростных» Т-28А, в опытном порядке оснащённый трансмиссией изменённой конструкции, что позволило достичь скорости в 65 км/ч по шоссе. Выпущен осенью 1936 года.
  • Т-28ПХ (Т-28 подводного хождения) — серийный танк, на который в опытном порядке было установлено оборудование для преодоления по дну водных преград глубиной до 4,5 м (1937).

 

По сочетанию основных оценочных параметров — подвижности, вооружению и бронезащите — в 1930-е гг Т-28 был сильнейшим средним танком в мире. На момент начала производства Т-28 серийных аналогов ему практически не существовало — к примеру, танковые части Франции в то время были укомплектованы практически исключительно лёгкими танками FT-17, а немецкие бронетанковые войска вообще ещё не существовали. Серийные танки, сравнимые с Т-28, в других странах начали выпускаться лишь через несколько лет.

Из истории создания

Одним из главных требований, что поставил перед собой только что назначенный начальник КБ Кировского завода — 29-летний Ж. Koтин: «всемерное упрощение конструкции танка без ухудшения его боевых характеристик…». Для этого он видел два пути конструкторский и технологический. И вскоре после назначения главный конструктор пишет свои соображения о создании Т-112: «…удалением пулеметных башенок и изменением трансмиссии можно сократить длину танка на 500-мм-600-мм… а полученный резерв массы пустить на усиление вертикальной брони до 40-мм-42-мм, щитка водителя до 70-мм, вооружение установить в виде 76,2-мм длинноствольной пушки или танкового орудия еще большего калибра… Улучшить подвеску танка можно применив в ней тележки Т-35… Полученный в результате таких изменении танк завод сможет серийно выпускать уже в текущем году… Он будет защищен от огня крупнокалиберных пулеметов и противотанковой артиллерии до 37-мм калибра со всех дистанции… Прошу вашего разрешения о проведении работ по модернизации…»

На испытаниях были опробованы три вида опорных катков, отличавшихся диаметром, массой и типом упругого элемента. Испытания показали надежность торсионной подвески, и она была рекомендована для освоения в серийном производстве на Т-28. Кроме того, в эксплуатации находились скоростные танки Т-28А, которые несли освоенную в серийном производстве «скоростную» трансмиссию.

В плане защищенности в конце 1937 г. на Ижорском заводе была разработана схема установки дополнительного бронирования на Т-28 и Т-35. Но если в целесообразности последнего имелись большие сомнения, то схема добронирования Т-28 в марте 1938 г. была рекомендована к освоению в серийном выпуске.На этот год запланировали выпуск 25 машин. Хотя боевая машина была востребована войсками только в конце 1939 г.

Танк Т-28 — Компоновка и модернизация

Серийный Т-28 значительно отличался от опытных образцов. Новой формы корпус сваривался из катаных броневых листов толщиной 20-мм и 30-мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, силовое и силовой передачи. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопотоков к вентилятору.

 

76,2-мм пушка КТ-28 («кировская танковая») образца 1927-1932 гг с длиной ствола в 16,5 калибров и начальной скоростью снаряда 381 м/с размещалась в главной башне. Справа от пушки в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Прицельные приспособления пушки: танковый перископ образца 1932 года и телескопический прицел образца 1930 года. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной.

В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая — 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» емкостью по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.

Двигатель — V-образный авиационный карбюраторный М-17Т водяного охлаждения, эксплуатационной мощностью 450 л. с. при 1400 об./мин. Максимальная мощность составляла 500 л. с. при 1450 об./мин (попытки установки дизельного двигателя успеха не имели). Водяное охлаждение двигателей осуществлялось при помощи радиаторов общей ёмкостью 100 л. На машинах первой серии радиаторы имели разное число секций. Два бензобака ёмкостью 330 л каждый располагались вдоль бортов в трансмиссионном отделении. Подача топлива — под давлением, бензопомпой. В качестве топлива использовался бензин марок Б-70 и КБ-70.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки перемены передач (пять передач вперёд, одна назад), многодисковых сухих бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач с ленточными тормозами. Коробка передач имела блокировочное устройство, предотвращавшим переключение передач при невыключенном главном фрикционе.

Подвеска была разработана в основном по типу фирмы «Крупп» и представляла из себя коробчатую гусеничную раму, приклёпанную или приваренную к броне корпуса, внутри которой размещались все элементы подвески. Ходовая часть применительно к одному борту состояла из 12 парных опорных катков малого диаметра, сблокированных при помощи балансиров в 6 кареток с пружинным подрессориванием.

Наружный диаметр опорного катка — 350-мм. Изначально все опорные катки имели резиновые бандажи. Начиная с 1936 года на две каретки в самой загруженной части (4-ю и 5-ю) стали устанавливать цельнометаллические катки без бандажей. Также имелись 4 обрезиненных поддерживающих ролика диаметром 280-мм. Ведущие колеса — цевочного зацепления с диаметром делительной окружности 720-мм и 17-ю зубьями, заднего расположения. Зубчатые венцы — съёмные. Направляющие колеса — литые со стальным штампованным ободом и резиновым бандажом. Наружный диаметр колеса — 780-мм. Натяжное приспособление — винтовое, с помощью кривошипа. Мелкозвенчатая гусеничная цепь длиной 15800-мм состояла из 121 стального литого трака. Ширина трака — 380-мм, длина — 170-мм, шаг гусеничной цепи — 130-мм

На машинах первой партии устанавливалось импортное электрооборудование напряжением 12 В, но затем, с конца 1933 года, перешли на отечественное оборудование, напряжением 24 В. Мощность генератора — 1000 Вт. Внутреннее освещение и электрооборудование машины включало: 3 лампочки щитка водителя, 2 переносных лампочки, 6 штепсельных розеток (3 в главной башне, по одной — в малых и одна в отделении трансмиссии), 4 плафона (2 в главной башне и по одному — в малых).
Для освещения дороги в ночное время танк имел две складные фары, снабжённые броневыми кожухами (аналогичны использовавшимся на Т-26). На корме, на надгусеничных полках, размещалось два задних габаритных фонаря с откидными крышками. Также на ряд машин устанавливались две фары-прожектора для ночной стрельбы (так называемые «фары боевого света»), размещавшиеся на маске орудия, либо непосредственно над его стволом, либо по обе стороны от него.
Для подачи звуковых сигналов имелся гудок «ЗЕТ» вибраторного типа.

Средства наблюдения на Т-28 представляли собой простые смотровые щели, закрытые с внутренней стороны сменным триплексным стеклоблоком, обеспечивавшим защиту от пуль, осколков снарядов и брызг свинца при обстреле бронебойными пулями. По одной смотровой щели располагалось по бортам главной башни, по внешним бортам пулемётных башен и в крышке люка механика-водителя. Кроме этого, командир располагал перископическим панорамным прибором наблюдения ПТК, защищённым бронеколпаком.

Для внешней связи все Т-28 оснащались радиостанциями. На танки ранних выпусков устанавливалась радиостанция 71-ТК (только на командирских, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет), обеспечивавшая связь только на остановках, на дистанцию в 18-20 км. С 1935 года стали устанавливать радиостанцию 71-ТК-2 с увеличенной до 40-60 км дальностью связи, но из-за ненадёжности (радиостанция постоянно перегревалась) её уже с 1936 года заменили более совершенной 71-ТК-3, ставшей наиболее массовой танковой радиостанцией довоенных лет, она обеспечивающая дальность связи телефоном на ходу до 15 км и на стоянке до 30 км, а телеграфом на стоянке — до 50 км. Масса радиостанции без антенны — 80 кг.

На машинах выпуска 1933-1935 годов были проблемы с экранировкой электрооборудования, вследствие чего возникали сильные радиопомехи. Позднее от помех удалось избавиться. Большинство Т-28 оборудовалось антенной поручневого типа, лишь на машинах выпуска 1939-1940 гг. стали устанавливаться штыревые антенны. Для внутренней связи Т-28 оснащались переговорным устройством (танкофоном) ТПУ-6 на всех шестерых членов экипажа. На машинах первой серии устанавливался прибор типа «Сафар».

Танк оборудовался двумя приборами дымопуска ТДП-3, установленными на бортах в специальных ящиках, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.

Снаружи к корпусу крепился ЗИП в составе двух 15-тонных домкратов, двух лопат, топора, двуручной пилы, двух ломов, специального стального бруска для снятия катков, буксирных тросов, брезента, запасных катков и запасной каретки нижней подвески. Схема укладки ЗИП существенно различалась в зависимости от года выпуска. На часть танков монтировалась специальная решётка для укладки брезента.

Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течении всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудован турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12В до 24В , перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар», были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части.

С 1938 года начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Первые маневры с участием Т-28 прошли в ЛВО в январе 1934 года. В них принимало участие 15 машин. Самое большое количество Т-28, одновременно задействованных в маневрах — 52 машины 1-й тяжелой танковой бригады во время учений Белорусского военного округа 8-17 октября 1936 года. В докладе об этом говорилось: «Танками пройдено 250 километров за три дня боя. Мы имеем хорошие отзывы из частей о тактико-технических характеристиках Т-28, однако в части качества машин Кировский завод сделал еще не все».

Танки в бою

Первыми приняли участие в боевых действиях 4-я и 10-я тяжелые танковые бригады в Западной Украине в сентябре 1939 года.

30 ноября 1939 года начался советско-финский вооруженный конфликт. В ходе боевых действий с Кировского завода было получено 67 новых танков выпуска 1939-1940 годов. Таким образом, общее количество Т-28, участвовавших в советско-финской войне, составляет 172 машины.

За финскую кампанию 20-я танковая бригада им. С.М.Кирова (командир — комбриг Борзилов) была награждена орденом Красного Знамени. К началу войны (30 ноября 1939 года) в 20-ой тбр имелось 105 танков Т-28.

В «Зимней войне» танки Т-28 использовались в основном для стрельбы прямой наводкой по амбразурам финских ДОТов. При этом 30-мм броня танка не спасала его от огня вражеской противотанковой артиллерии, что и обусловило их довольно высокие потери. Именно по результатам этих боев появился экранированный Т-28э. Боевые действия велись на довольно широком фронте — от побережья Финского залива до Мурманска. Наиболее тяжелые и кровопролитные бои шли на Карельском перешейке.

Территория перешейка была покрыта крупными лесными массивами, допускавшими движение только по дорогам и просекам. Большое количество рек и озер с болотистыми или крутыми берегами, незамерзающие озера, валуны — все это представляло для танков естественные труднопроходимые препятствия. Дорог было мало, движение даже по проходимым участкам леса требовало от механиков-водителей высокого мастерства. Кроме того, суровая зима 1939-40 годов с морозами, достигавшими в середине января -45°, и почти метровым снежным покровом создавала дополнительные трудности в применении боевых машин.

Естественные препятствия были усилены финнами, создавшими систему мощных укреплений, известную под названием «линия Маннергейма». Она состояла из полосы заграждений (предполья), главной и второй оборонительных полос и большого числа отдельных позиций и узлов обороны. «Линия Маннергейма» имела множество мощных железобетонных дотов и противотанковых инженерных заграждений: надолбов, эскарпов, противотанковых рвов, «волчьих ям» и минных полей. Все это прикрывалось хорошо продуманной системой артиллерийского и пулеметного огня.

30 ноября 1939 года 20-я тбр перешла границу вместе с частями 19-го ск. На следующий день по приказу командира корпуса для поддержки 68-го стрелкового полка в районе Корвалы была выделена 2-я танковая рота 95-го тб. Командовал ею лейтенант Хохлов. Зная, что дороги заминированы, он повел роту лесом, по азимуту. Танки, легко ломая деревья, двигались по лесу, и подошли к Корвале уже в сумерках. На одной из высот была обнаружена наша пехота, залегшая под огнем финнов. Быстро сориентировавшись, Хохлов повел танки в атаку и противник в панике бежал. Рота Хохлова преследовала отступающих финнов.

9 декабря танковый взвод 91-го тб под командованием лейтенанта В. Груздева (три Т-28) был выделен для поддержки частей Карельского укрепрайона полковника Лазаренко. Взвод действовал вдоль Финского залива в направлении станции Ино. За три дня танкисты 11 раз ходили в атаку, оказав пехоте большую помощь своим артиллерийским и пулеметным огнем. 13 декабря взвод получил задачу провести разведку. Пройдя 15 км вперед от расположения своей пехоты, у Конгас-пелто танки подошли к главной полосе укреплений — «линии Маннергейма». Внезапным артиллерийским огнем машина командира взвода была подбита, но экипаж (командир Груздев, механик-водитель Ларченко, артиллерист Лупов, пулеметчики Волк и Лобастев, техник Коваль и радист Симонян) с места в течение 40 минут продолжал вести огонь по финским огневым точкам. При подходе нашей пехоты танкисты решили помочь ей. Включив дымовые приборы, они покинули танк через нижний люк и открыли огонь из двух пулеметов. Но дымовая завеса оказалась слабой, и ответным огнем финских снайперов были убиты Груздев, Волк и Лобастев, ранен Ларченко. Оставшиеся в живых ползком отошли к своим, забрав с собой раненого.

0_89d53_48cea562_xxxl1.snsgp0nel8g0g4gw8444oos4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Трофейный советский танк Т-28 захваченный финской армией. Машина окрашена в зимний камуфляж, имела бортовой номер R-48 и собственное имя «POSTIVAUNU» (Дилижанс). На снимке советский танк Т-28 из состава 20-й тяжелой танковой бригады имени Кирова, захваченные финскими войсками в декабре 1939 года. По характерным признакам на фото танк Т-28 выпуска 1939 года с пушкой Л-10 и кронштейнами для поручневой антенны. На заднем плане автомобиль Ford V8 1937.

Второй танк взвода также был подбит. Он загорелся, но хода не потерял. Не имея возможности находиться внутри машины, танкисты придумали решение. Они запустили мотор на малые обороты и направили машину в сторону своих, а сами шли перед ним, прикрываясь его корпусом от обстрела. Экипаж третьего Т-28 (командир Т. Ковтунов) пытался помочь своим товарищам, но его машина при маневрировании подорвалась на мине, а потом была расстреляна артиллерией. Все члены экипажа оказались тяжело ранены, их вынесли с поля боя танкисты других подбитых танков под руководством К. Симоняна. За героические действия весь состав взвода был награжден орденами и медалями, а всем членам экипажа В. Груздева присвоили звание Героя Советского Союза (трое получили его посмертно).

 

В период боевых действий на Карельском перешейке Т-28 использовались по прямому назначению — для поддержки войск при прорыве сильно укрепленных позиций. И несмотря на то, что эти машины создавались по требованиям начала 30-х годов, они проявили себя самым лучшим образом. Т-28 превосходили Т-26 и БТ по проходимости — на второй передаче свободно передвигались по снегу глубиной 80 — 90 см, лучше преодолевали рвы, эскарпы и другие препятствия. Но при этом, имея более толстую броню, они оказались уязвимыми для огня противотанковых пушек «Бофорс», состоявших на вооружении у финнов.

Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надежной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля.

Во время конфликта два Т-28 были захвачены финнами. В 1941 году к ним добавились еще пять. В составе единственной финской танковой бригады они использовались практически до 1945 года. В 1944 году один из них переоборудовали в эвакуационную машину (с него сняли все башни) и использовали в этом качестве вплоть до 1951 года.

Т-28 в целом был удачной машиной, достаточно совершенной для своего времени. Несмотря на тупиковость многобашенной компоновки, состав и расположение вооружения Т-28 можно считать оптимальными. Три башни, размещённые в два яруса, при независимости их управления, способны были обеспечить эффективное сопровождение пехоты массированным огнём. При этом важным является тот факт, что командир имел возможность эффективно управлять огнём и корректировать его, что, к примеру, было нереализуемо на Т-35, управлять пятью башнями которого в бою один командир физически не мог.

К лету 1941 года танк Т-28 считался устаревшим. К тому времени полностью отжила сама концепция многобашенной компоновки. Почти не превосходя Т-28 (и уступая Т-28Э) в бронировании немецкие средние танки Pz Kpfw III и Pz.Kpfw IV существенно опережали его по подвижности.

С началом формирования механизированных корпусов, в марте 1940 года, автобронетанковые войска Красной Армии стали переходить от бригадной организации к дивизионной. Всего по состоянию на 1 января 1941 в войсках насчитывалось 441 танк Т-28.

15 июля 1941 года 16-й механизированный корпус получил приказ Командующего Юго-Западным фронтом нанести удар по фашистским войскам из района Казатин на Житомир. В этом ударе принимал участие и 29-й танковый полк 15-й танковой дивизии, в составе которого, в числе прочих машин, имелись и Т-28.

Финский экипаж в трофейном танке Т-28

Финский экипаж в трофейном танке Т-28

Во время контратаки на деревню Семеновку (под Бердичевым) взвод Т-28 под командованием младшего лейтенанта Василия Сумцова поджег три немецких танка, раздавил два противотанковых орудия, миномет, семь автомашин, расстрелял до сотни гитлеровцев.

В конце июня 1941 года, когда немецкие войска заняли Минск, в город неожиданно ворвался Т-28, управляемый старшим сержантом Д.И.Малько. На предельной скорости он промчался по улицам, давя гусеницами вражеских солдат, тараня тягачи и автомобили. Фактор внезапности сыграл свою роль. Танк прошел практически через весь город (он ворвался в Минск с запада) и был подбит только на его восточной окраине. Малько был ранен, но все же сумел покинуть горящий танк. После войны за этот бой он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени

Немецкие солдаты осматривают советский танк Т-28, брошенный на трассе Белосток – Слоним

Немецкие солдаты осматривают советский танк Т-28, брошенный на трассе Белосток – Слоним

Участь Т-28 в первые дни войны мало чем отличалась от участи другой техники, состоявшей на вооружении войск приграничных округов. Практически вся она, включая танки новых типов, была потеряна в первые два месяца войны. В дальнейшем немногие из уцелевших Т-28 применялись вплоть до 1943 г. на Ленинградском фронте и зимой 1941-1942 г. в битве за Москву. В своей книге «Москва-Сталинград-Берлин-Прага» Д.Д.Лелюшенко вспоминает, что во время боев под Москвой осенью 1941 г. 16 танков Т-28 , без моторов, обнаруженные в районе НИБТ Полигона, были зарыты в землю и использовались в качестве неподвижных огневых точек.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО ТАНКА
Т-28 образца 1935 г.

БОЕВАЯ МАССА 25400 кг
ЭКИПАЖ, чел. 6
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 7370
Ширина, мм 2870
Высота, мм 2625
Клиренс, мм 500
ВООРУЖЕНИЕ одна 76,2-мм пушка КТ-28 и четыре 7,62-мм пулемета ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ 69 выстрелов и 7938 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический ТОП обр. 1930 г.
перископический ПТ-1 обр. 1932 г.
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса (верх\низ) — 30 мм
лоб корпуса (середина) — 15 мм
борт корпуса (верх) — 20 мм
борт корпуса (низ) — 10 мм
корма — 18-20 мм
крыша корпуса — 10 мм
днище — 15-18 мм
башня — 20 мм
крыша башни — 10-15 мм
маска пушки — 20 мм
ДВИГАТЕЛЬ М-17Т, V-образный, 12-цилиндровый, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощностью 450 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа: главный многодисковый фрикцион сухого трения (сталь по феродо); четырехходовая, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором (6 скоростей вперёд и 2 назад); два двухступенчатых планетарных механизма поворота и два двухрядных бортовых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 12 сдвоенных опорных катков, 4 поддерживающих ролика, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая гусеница из 121 стального одногребневого трака шириной 380 мм и длиной 170 мм
СКОРОСТЬ 42 км\ч по шоссе
20-25 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 180-190 км по шоссе
120-140 км по местности
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. 37°
Высота стенки, м 1,00
Глубина брода, м 1,00
Ширина рва, м 3,50
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 71-ТК-3 с поручневой антенной